Архив метки: Чернышевский

Антонов В.Ф. Историческая концепция Н.Г. Чернышевского

Николай Гаврилович Чернышевский (1828 – 1889) – выдающийся деятель, публицист и литератор эпохи крестьянской реформы. Он целиком посвятил себя разрешению вопросов освобождения крестьян от крепостного состояния, осмыслению интересов страны в настоящем и будущем и просветительству. В его руках для достижения этих целей были исключительно перо и бумага. Он возглавил демократическую интеллигенцию, превратил ее печатный орган “Современник” в один из самых читаемых журналов, а в крестьянском деле был открыт для союза с либерально настроенными славянофилами и западниками, полагая при этом, что дело освобождения крестьян есть дело всех образованных людей страны.

Арест Чернышевского 7 июля 1862 г. явился для общественности громом с ясного неба. По свидетельству либерального профессора и цензора А. В. Никитенко, мнение о невиновности Чернышевского в петербургском обществе было всеобщим. “Как было судить его, – писал Никитенко, – когда не было никаких юридических доказательств? Так говорят почти все, даже не красные”1 . Долгие месяцы сенаторы, решая судьбу Чернышевского, не находили улик для его осуждения и, наконец, при содействии III отделения пошли на прямой подлог и 5 февраля 1864 г. присудили его к каторжным работам в Сибири на 14 лет (царь сократил срок вдвое), с последующим вечным поселением там. 19 мая на Мытнинской площади над ним совершили обряд “гражданской казни”, а на следующий день отправили в Сибирь. Читать далее

Рудницкая Е.Л. Чаадаев и Чернышевский: цивилизационное видение России

В предисловии к сборнику “Проблемы идеализма”, вышедшему в 1902 г., его редактор П. И. Новгородцев разъяснял смысл заявленного в нем направления как продолжение традиции идеалистической философии и противостояние ранее утверждавшемуся в России позитивизму. Особенность этого направления “состоит в том, что оно, являясь выражением некоторой вечной потребности духа, в то же самое время возникает в связи с глубоким процессом жизни, с общим стремлением к нравственному обновлению. Новые формы жизни представляются теперь уже не простым требованием целесообразности, а категорическим велением нравственности, которая ставит во главу угла начало безусловного значения личности” 1 .

Нравственный императив “безусловного значения личности” в общем стремлении к обновлению жизни, оказавшийся доминантой идеалистического движения конца XIX – начала XX в., возвращает нас к начальному моменту русской историософии, к П. Я. Чаадаеву и… к Н. Г. Чернышевскому, имя которого прочно ассоциировалось с господством позитивизма, его этики.