Архив метки: Гражданская война

Мустафа Чокаев. Революция в Туркестане. Февральская эпоха

Вступительная статья С.М. Ихакова.

chokaevМустафа Чокаев – автор публикуемого ниже доклада, посвященного истории Февральской революции в Туркестане – родился 25 декабря 1890г. в Перовском уезде Сыр-Дарьинской области в аристократической казахской семье. В 1914г. он закончил юридический факультет Петербургского университета. В Петрограде он стал представителем Туркестана в созданном в 1916 г. бюро при мусульманской фракции Государственной думы. Там он и встретил Февральскую революцию. В апреле 1917г. Чокаев вернулся в Ташкент и стал одним из руководителей туркестанских мусульман, вскоре также одним из лидеров российских мусульман, идеологом национально-революционного движения, выступавшего за областную автономию Туркестана в составе России. В конце августа 1917 г. он был назначен членом Туркестанского комитета Временного правительства.
После того, как в октябре 1917 г. власть в Ташкенте захватили большевики, к нему обратились представители некоторых русских организаций с предложением составить правительство, способное стать центром антисоветской борьбы. Чокаев отказался. Читать далее

Злоупотребление властью в органах Военного контроля. 1918-1919 гг.

Публикация источника. Злоупотребление властью в органах Военного контроля. 1918-1919 гг. Авторы: П. В. Батулин, С. С. Войтиков.

История советской военной цензуры и пограничной охраны неожиданно переплелась в первой половине 1918 г., когда они оказались в ведении Управления военного контроля (УВК, то есть военной контрразведки) в Петрограде. Оно получило свое наименование путем переименования военного почтово-телеграфного (почтель) контроля и закрепления за этим учреждением пограничной охраны1. Читать далее

Шмелев Г.И. Национализация земли в теоретических схемах большевиков и в реальности

В течение длительного времени нас пытались убедить в том, что в 1917 г. произошел массовый добровольный отказ миллионов крестьян от права соб­ственности на землю (частновладельческую и общественную), а в 1930 г. — добровольный отказ от их единоличного владения (пользования) той же зем­лей. Между тем отказа самого многочисленного слоя общества — крестьян­ства — от собственности на основные средства производства и существова­ния — не было нигде. Но может быть, такая жертвенность была заложена в природе российского крестьянства?

Читать далее

Прайсман Л.Г. Чехословацкий корпус в 1918 г.

14 мая 1918 г. на челябинском вокзале произошло на первый взгляд ничем не примечательное событие, особенно в той тревожной обстановке, которая сложилась в России к концу весны. Из отходившего со станции эшелона с австрийскими и венгерскими военнопленными в находившихся на станции солдат Чехословацкого корпуса вылетел железный слиток, которым был ранен в голову чешский легионер. Разъяренные чехи, ненавидевшие Австро-Венгрию, и особенно венгров, остановили эшелон, вытащили пленных из вагонов. Десять из них были избиты, а того, на которого было указано как на виновника инцидента, закололи штыками. Этому столкновению, в котором ни с той, ни с другой стороны не участвовало ни одного российского подданного, суждено было сыграть колоссальную роль в истории гражданской войны в России. Читать далее

Ланда Р.Г. Мирсаид Султан-Галиев

Имя Мирсаида Хайдаргалиевича Султан-Галиева (1892 – 1940) долгое время было окружено заговором молчания. Поколения 40 – 80-х годов в нашей стране не знали ничего об этом выдающемся человеке, хотя и слышали (а иногда читали в учебниках) о борьбе с “султан- галиевщиной” как с опаснейшим видом “национал-уклонизма” и прочих смертных грехов в сталинские времена. Между тем “Мир Саид Султан Али Оглы”, как его часто называют за рубежом, был крупным политическим деятелем эпохи Октябрьской революции 1917 г. и первых лет существования советской власти, одаренным литератором, талантливым публицистом, общественным мыслителем мирового масштаба, видным теоретиком освободительного движения народов ислама. Читать далее

Данилов В.П. Крестьянская революция в России, 1902 – 1922 гг.

“Вы, правительственные люди, называете дела
революционеров злодействами и великими
преступлениями, но они ничего не делали и
не делают такого, чего бы вы не
делали в несравненно большей степени …
\Вы\ ничего другого не можете найти
сказать в свое оправдание, кроме того,
что “они начали, они убивают –
давайте и мы будем убивать их”.

Л. Н. Толстой. “Не могу молчать”. 1908 г.


Новое исследование и осмысление истории русской революции начала XX в. является одной из актуальнейших задач современной гуманитарной науки. Об этом с полной определенностью свидетельствуют и попытки в чисто политических целях объявить эту революцию “незаконной”, и, главное, игнорирование уроков тех глубочайших потрясений, которые пережила Россия в начале XX в.Знание подлинного прошлого является непременным условием понимания настоящего и возможного будущего. Неудачи постсоветской аграрной реформы это полностью подтверждают. Читать далее

Соколов Е.Н. Чрезвычайный революционный налог 1918 года. Идея и практика

30 октября 1918 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет единогласно принял разработанный Народным комиссариатом финансов декрет о введении единовременного чрезвычайного 10-миллиардного революционного налога на имущие группы городского и деревенского населения. Эта грандиозная контрибуция преследовала как фискальные, так и политические цели. Конфискация сохранившихся у буржуазии накоплений должна была подорвать ее экономическую базу, наносился удар по “паразитическому элементу”: спекулянтам, мешочникам и кулакам. Читать далее

Записка А.И. Спиридовича. / Политический архив XX века. Охрана и антисемитизм в дореволюционной России

Политический архив XX века. Охрана и антисемитизм в дореволюционной России

Автор: А. И. Спиридович
Автор публикуемой ниже записки А. И. Спиридович был одним из выдающихся жандармских офицеров царствования Николая II. Родившись в провинциальной дворянской семье в 1873 г., он воспитывался в Аракчеевском кадетском корпусе в Нижнем Новгороде и в Павловском военном училище в Петербурге. Семь лет прослужил он в 105-м Оренбургском пехотном полку и еще два – в Московском жандармском управлении, а затем в январе 1902 г. С. В. Зубатов взял его к себе в Московское охранное отделение. Зубатов ему симпатизировал (и стал крестным дочери Спиридовича Ксении), а вскоре дал важное назначение 1 .

В январе 1903 г. Спиридович получил должность начальника недавно образованного Киевского охранного отделения, где уже 13 мая 1903 г. добился крупного успеха, схватив грозного террориста Г. А. Гершуни, организатора убийств министра внутренних дел Д. С. Сипягина, а также харьковского и уфимского губернаторов И. М. Оболенского и Н. М. Богдановича. Поимка Гершуни принесла Спиридовичу большие почести, он получил, в частности, 22 поздравительных письма и телеграммы, был значительно повышен в чине с увеличением оклада на две тысячи рублей в год 2 . 30 апреля 1905 г., однако, на Спиридовича было произведено покушение: его ранил в Киеве Петр Руденко, бывший осведомитель. (Жена Спиридовича не выдержала потрясения и умерла.) 3

Черкасов А.А. Институт заложничества на Кубани и в Черноморье в 1920-1922 гг.

В истории России XX в. имеется немало трагических, малоизученных страниц, одна из которых – введение большевиками института заложничества на Кубани и Черноморье в начале 1920-х годов. Кубань и Черноморье не являлись первыми территориями, где было применено заложничество в России, так как с лета 1918 г. до весны 1920 г. на этих территориях находились различные антибольшевистские силы, такие как Вооруженные силы Юга России, Комитет освобождения Черноморской губернии, полуавтономная от белогвардейцев Кубанская рада. В результате на территорию будущего Краснодарского края большевики пришли уже с испытанным и многократно проверенным, начиная с 1918 г., институтом заложничества.

Бакланова И.С. Осмысление русской эмиграцией исторического опыта гражданской войны

Для участников белого движения, анализировавших в эмиграции причины своего поражения, вопрос о взаимоотношениях с союзниками по Антанте являлся одним из самых болезненных и дискуссионных в проблематике гражданской войны.

В литературе русского зарубежья имеются многочисленные свидетельства того, что поддержка со стороны ведущих западных держав была белому делу жизненно необходима. Историк С. П. Мельгунов, соглашаясь в этом с генералом Н. Н. Головиным, писал, что “без помощи со стороны бывших союзников России техническим снабжением белых армий, последние, несмотря на весь их героизм, стояли бы перед неминуемой гибелью”. Также и Г. К. Гинс в числе главных условий, от которых зависел успех белого дела, назвал помощь стран Антанты. Вообще, по его мнению, взаимоотношения с союзниками являлись “одним из основных факторов трагической истории адмирала Колчака”1.