Архив метки: XVIII век

Внешняя политика и пребывание российского военного флота в Средиземном море. 1770 – 1774 гг. – Рукавишников Е.Н.

navyРусско-турецкая война 1768 – 1774 гг. имела принципиальное отличие от многочисленных военных кампаний с участием России и Османской империи в предыдущие годы. В 1769 г. корабли отечественного Военно-морского флота впервые появились на Средиземном море. Турки вынуждены были вести боевые действия одновременно на двух морских театрах. Геостратегическое положение Средиземноморья потребовало от командования российскими сухопутными и морскими силами в этом районе решения не только военных, но и политических задач. Деятельность отечественного Военно-морского флота в Эгейском море с 1770 по 1774 г. (1-я Архипелагская экспедиция) была тесно связана с национально-освободительным движением балканских народов, международными отношениями России и многих европейских держав. Читать далее

Гребенщикова Г.А. Проблема сохранности корабельного леса в XVIII веке.

В эпоху деревянного кораблестроения основным строительным материалом был лес. От условий произрастания деревьев, их правильной заготовки, хранения и способов доставки на верфь зависели сроки службы будущего корабля и экономное расходование государственных средств. Поэтому сразу же после прихода к власти Екатерина II в числе задач первостепенной значимости выдвинула составление положения о сохранности корабельных рощ и о методах борьбы с гниением деревьев – “как их от гнилости сберечь”. Сам факт обращения внимания императрицы в первый же год своего царствования на состояние казенных рощ в местах их традиционного произрастания свидетельствовал о серьезном подходе к решению проблем флота. На одном из заседаний своего кабинета она высказала недовольство по поводу “худого качества казанского дуба”, после чего поручила немедленно разобраться, по какой причине “в строении кораблей порча случается, и корабли не более десяти или двенадцати лет служить могут”. По словам Екатерины, о таких коротких сроках службы кораблей она “без прискорбности слышать не может”1.

Читать далее

National Church

Чуркина И.В. Национальная церковь и формирование южнославянских наций

National ChurchОдна из наиболее важных и менее всего изученных проблем – своеобразный феномен формирования южнославянских наций: на базе одного или близких по языку этносов появилось несколько современных наций. В значительной степени они определяются по вероисповеданию. И это показывает, какую большую роль играла религия в процессе создания здесь этнических общностей.

Совокупность каких общих признаков характеризует нацию или народ? В разные времена этот вопрос решался по-разному. Для французских просветителей понятия нация и государство были идентичными. Живучесть такого видения соотношения между нацией и государством отразилась на взглядах ряда современных ученых. “Нация стремится овладеть государством, – пишет Р. Эмерсон, – как политическим инструментом, с помощью которого она может защитить и утвердить себя”. Еще более решительно высказывается К. Дейч, считающий, что “нация – это народ, обладающий государственностью” 1 . Читать далее

Егоров А.А. Министр наполеоновской полиции Фуше

О Жозефе Фуше (1759-1820) – французском политическом и государственном деятеле конца XVIII-начала XIX в., министре полиции Франции в 1799-1802, 1804-1810, 1815 гг. имеется значительная зарубежная литература, широко используемая автором в очерке. На русском же языке в послеоктябрьский период, кроме упоминаемой ниже работы Я.М. Захера об активной дехристианизаторской деятельности Ж.Фуше в годы Великой французской революции и переводной книги известного австрийского писателя Стефана Цвейга, до сих пор, к сожалению, специальных исследований не выходило. Правда, в той или иной мере о Фуше писали в работах Е.В. Тарле, А.З. Манфред и некоторые другие историки. Цель настоящего очерка – восполнить имеющийся пробел в советской исторической литературе. Читать далее

Чиняков М.К. Франсуа-Жозеф Лефевр

Имя почетного маршала Первой империи и герцога Данцигского Франсуа-Жозефа Лефевра, участника Отечественной войны 1812 г. малоизвестно российским читателям. Несмотря на возраст, он стяжал громкую славу. Причем не из-за глубоких познаний в военном деле, либо громких выигранных сражений, а благодаря великодушию, храбрости и мужеству, а также супруге по прозвищу “мадам бесцеремонность”. Тем не менее о жизни Лефевра, его характере, участии в боевых действиях и потомстве известно немного, даже во Франции, где была издана, да и то сто лет назад, одна-единственная биография1.

В ходе изучения родословной маршала империи французский исследователь Ж. Валинсель доподлинно выявил четыре поколения. Родословная герцога Данцигского начинается с некоего Шарля Фёвра (Feuvre), буржуа, жившего в г. Бельфор (пров. Франш-Конте) в конце XVI – начале XVII века. Его сын Жозеф, крещенный местным кюре на французский лад, приобрел фамилию Лефёвр (Lefeuvre) (?-1688); возможно, Жозеф служил в армии. Дед будущего маршала, Пьер-Фабер Лефевр (Lefebvre) работал цирюльником (?-1754). Он родился в Седане, впоследствии переехал в небольшое селение на 4 тыс. человек в провинции Эльзас (совр. департамент Верхний Рейн) Руффах, где и скончался. Читать далее

Гринев А.В. Внешняя угроза Русской Америке: Миф или реальность

“Русской Америкой” принято называть бывшие российские колонии в Новом Свете – территорию современного штата Аляска, а также маленький русский анклав в Калифорнии – Форт-Росс, существовавший там в 1812 – 1841 гг. По мнению многих специалистов, одной из главных причин продажи Русской Америки США в 1867 г. стала внешняя угроза. Так, в четырехтомной “Истории США” академик А. А. Фурсенко писал: “В 1867 г. царское правительство продало Аляску США. Это было логическим результатом ослабления самодержавия, его неспособности оборонять свои отдаленные владения на Американском континенте и эффективно управлять ими”1. Ему вторит академик Н. Н. Болховитинов: “Гораздо большее значение при решении судьбы Аляски имела внешняя угроза, и в первую очередь экспансия Соединенных Штатов”. Читать далее

Горбачев Д.В. Фесслер – немецкий мыслитель и общественный деятель

Игнатий Аврелий Фесслер – ученый, мыслитель, общественный деятель, масон -сейчас незаслуженно забыт, а когда-то был знаменит и популярен от Вены до Берлина, от Санкт-Петербурга до Саратова.

В отечественной историографии из специальных исследований, посвященных И. А. Фесслеру, можно назвать лишь одно – биографический очерк Н. А. Попова, опубликованный еще в 1879 г.1 Скупые и фрагментарные сведения о российском периоде жизни Фесслера, содержат исследования А. Н. Пыпина2, а также тех авторов, которые интересовались либо историй русского масонства начала XIX в. (в частности, ложей “Полярная Звезда и деятельностью М. М. Сперанского)3, либо историей немецких колонистов в Поволжье (в частности, деятельностью Фесслера как активиста лютеранской консистории и реформатского движения среди немецких колонистов Поволжья)4. Читать далее

Чиняков М.К. Луи-Никола Даву

Имя маршала империи, герцога Ауэрштедтского, принца Экмюльского Луи- Никола Даву относится к разряду имен, которые многие слышали, но о котором, за исключением отрывочных сведений в некоторых работах 1 , мы знаем мало. Между тем за рубежом Даву посвящен ряд исследований французских, английских и немецких историков, и его жизнь – одна из самых изученных среди биографий других 26 маршалов Наполеона.

Среди этих маршалов империи лишь Даву мог похвастаться древним происхождением. Он принадлежал к старинному бургундскому роду, который вел родословную с XIII века. Даву – позднейшая форма фамилии д’Аву, происходившая от замка Аво, расположенного около г. Дижона в округе Со-лё- Дюк. Известны разные написания этой фамилии: Davout, Davot, d’Avou, а чаще всего – d’Avout, (вариант Davoust к победителю при Ауэрштедте не имеет отношения. Он берет начало с Египетской экспедиции 1798-1801 гг., когда в составе французских войск находился кавалерийский генерал Davoust; родственником маршала он не являлся). В 1950-е годы потомки знаменитого рода носили фамилию д’Аву, за исключением носителя титула герцога Ауэрштедтского, в память о самом маршале. Читать далее

Володина Т.А. У истоков “национальной идеи” в русской историографии

Один из мемуаристов XVIII в., питавший интерес к истории, признавался, что на историко-филологическом факультете Московского университета ему довелось изучать прошлое “греков, римлян, других народов, их законы, религию, нравы, внутренние учреждения, междоусобные несогласия, раздоры, войны.., как и от чего эти колоссы и потрясались и падали”; он “восхищался Вергилием, Горацием, Тацитом”; с русской же историей, русской землей, знакомство было “так мало, поверхностно, что, если бы велели нам тогда описать битву русских с татарами на Куликовом поле, я охотнее согласился бы описать Пунические войны” 1Читать далее

Мирский М.Б. Доктор Роберт Эрскин – первый российский архиатр

Царь-преобразователь Петр I в осуществлении коренных реформ Российского государства имел умных и инициативных помощников. «Птенцы гнезда Петрова», как сказал о них А. С. Пушкин, были самые разные люди. «Одна из граней дарования Петра Великого состояла в умении угадывать таланты, выбирать соратников,—
отмечает Н. И. Павленко.— Можно назвать десятки ярких индивидуальностей, раскрывших свои способности в самых разнообразных сферах деятельности. Но Петр
умел не только угадывать таланты, но и использовать их на поприще, где они могли
оказаться наиболее полезными» 1. Читать далее

Коротеева Н.Н. Аптечное дело в России в XVIII – начале XX в.

Изучение исторического развития фармации в России невозможно без рассмотрения вопроса о ее законодательной базе. До настоящего момента этот вопрос отдельно не рассматривался, а являлся частью российского медицинского законодательства.

Первым законом, положившим начало фармацевтической правовой базе, стал Указ Петра I от 22 ноября 1701 г. “О заведении в Москве вновь осьми аптек с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о введении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок”1. Указ преследовал цель – создать благоприятные условия для будущих владельцев аптек: устранить конкурентную торговлю лекарствами за пределами аптек и ввести аптечную монополию на количество аптек, что гарантировало их владельцам высокий доход. Петровская монополия призвана была служить стимулом роста городской аптечной сети. Читать далее

Половинкина М.Л., Шляпникова Е.А. Семён Романович Воронцов

Довольно редко можно встретить в иностранных столицах улицы, названные в честь российских политических деятелей. Тем удивительнее, что одна из лондонских носит имя Воронцовых. За время правления Екатерины II интересы России в Британии представляли шесть послов, первым среди них – с 1762 по 1764 г. – был Александр Воронцов, а дольше других последний – Семен Романович Воронцов. И дело не в том, что оба слыли известными англоманами. Значителен был их вклад в развитие русско-английских связей и укрепление международного авторитета России.

Боярский род Воронцовых оставил заметный след в русской истории. Все ветви рода – и несколько Воронцовых, и Воронцовы-Вельяминовы, и Аксаковы и др. – ведут происхождение от легендарного Симона Африкановича, выехавшего из Норвегии в Киев около 1027 года. С середины XV и до конца XVII века Воронцовы служили воеводами, стряпчими, стольниками, окольничими.