Архив метки: XX век

Седов А.В. Источники по истории крестьянских комитетов 1917 года

Как отмечал еще А. В. Шестаков, компактных ма­териалов по истории крестьянских организаций 1917 года не сохранилось. Поэтому поиски сведений о крестьянских комитетах требуют кропотливого собирания крупиц, рассеянных по различным источникам.

Вся совокупность источников темы подразделяется на две части: источники, опубликованные и неопубли­кованные. Читать далее

Нахапетов Б.А. К истории санитарной службы ГУЛАГа

С большим сожалением приходится констатировать почти полное отсутствие в отечественной литературе научных трудов по истории санитарной службы ГУЛАГа – организации, в течение многих лет функционировавшей на территории всего бывшего Советского Союза и включавшей в свою орбиту десятки миллионов людей. Ситуацию не исправляют содержащие, как правило, отрывочные сведения о “лагерной” медицине мемуары уцелевших узников ГУЛАГа, поскольку их авторы обычно не имели медицинского образования и не могли профессионально судить обо всех сторонах деятельности санитарной службы ГУЛАГа. Читать далее

Вяткин К.С. Гельмут Коль

Колоритная фигура шестого канцлера ФРГ Гельмута Коля давно уже стала неотъемлемой частью германской истории. Назовут ли ученые впоследствии период его пребывания у власти “эрой Коля”, как это уже произошло с именами таких выдающихся политических деятелей, как Конрад Аденауэр и Вилли Брандт, или же отведут ему более скромное место, покажет будущее. Сегодня во всем мире, и, прежде всего в ФРГ, имя Коля связывают во многом с преодолением послевоенного двуединства германской государственности. Уже стала банальной параллель, начиная со дня крушения Берлинской стены 9 ноября 1989 г., проводимая между Колем и Бисмарком – двумя германскими канцлерами, каждому из которых выпало в свое время объединить Германию1.

Как бы то ни было, но сегодня, после 12 лет пребывания у власти – из них восемь во главе правительства Западной Германии, а еще четыре – в качестве “канцлера всех немцев” в объединенной Германии, – Коль на очередной, теперь уже четвертый, срок остался лидером одной из ведущих индустриальных стран мира. Читать далее

Хохлов А.Н. Дмитрий Дмитриевич Покотилов

В истории Российской дипломатической миссии в Пекине, начиная с Л. Ф. Баллюзека1, первого министра-резидента в китайской столице с 1861 г., и кончая посланником Н. А. Кудашевым2, при котором китайские власти в 1920 г. закрыли дипломатическое представительство царской России, не было столь даровитой и уникальной фигуры в ранге полномочного и чрезвычайного посланника, какой можно с полным основанием считать Дмитрия Дмитриевича Покотилова (1865 – 1908). Он был единственным русским дипломатом, отлично говорившим по-китайски и владевшим китайской письменностью позднего средневековья и новой истории, особенно периода правления маньчжурской династии Цин (1644 – 1912 гг.).

Среди других российских дипломатов высшего ранга в Китае цинского периода, пытавшихся освоить китайский разговорный язык, можно упомянуть лишь Е. К. Бюцова, который в начале своей консульской службы в Тяньцзине занимался китайским языком для общения на бытовом уровне с местным населением3. Читать далее

Хаген М. Ленский расстрел 1912 года и российская общественность

В номере от 5 апреля (ст. ст.) 1912 г. популярная петербургская газета “Вечернее время”1 поместила краткое сообщение о волнующих событиях на реке Лене. Менее чем за сутки отзвуки выстрелов на удаленных за тысячи километров золотых приисках Восточной Сибири достигли столичной читающей публики. Параллельно в деловой газете “Биржевые ведомости” появилось сообщение того же рода, причем информация опиралась на интервью с одним из руководителей Ленского золотопромышленного общества (Лензото) бароном Г. Гинцбургом. Читать далее

Соколов Е.Н. Чрезвычайный революционный налог 1918 года. Идея и практика

30 октября 1918 г. Всероссийский центральный исполнительный комитет единогласно принял разработанный Народным комиссариатом финансов декрет о введении единовременного чрезвычайного 10-миллиардного революционного налога на имущие группы городского и деревенского населения. Эта грандиозная контрибуция преследовала как фискальные, так и политические цели. Конфискация сохранившихся у буржуазии накоплений должна была подорвать ее экономическую базу, наносился удар по “паразитическому элементу”: спекулянтам, мешочникам и кулакам. Читать далее

Генис В.Л. Дело Савелия Литвинова

“Своего брата, Савелия Максимовича Литвинова, могу без малейшего колебания рекомендовать на ответственную должность, как честного и преданного интересам Советской власти работника, – писал заместитель наркоминдела СССР М. М. Литвинов 8 февраля 1924 г. – Хоть и находясь вне партии, он с первых же дней Октябрьской революции работал в качестве ответственного сотрудника в советских учреждениях, в том числе в берлинском полпредстве. Он – опытный организатор и знаком с коммерческим делом теоретически и практически. За его добросовестность и политическую лояльность ручаюсь полностью”. Увы, не пройдет и пяти лет как судьба навсегда разлучит братьев: арестованный в Париже полицией по обвинению в мошенничестве, Литвинов-младший будет во всеуслышание объявлен в Москве “архижуликом”.

Шевеленко И. Империя и нация в воображении русского модернизма

Введение
Как показано в ряде работ по истории русской монархии,1 начиная с царствования Николая I правящие элиты в России стремились утвердить такую концепцию политической нации, которая не входила бы в противоречие с режимом абсолютизма. Тем самым отрицался как неорганичный для России путь превращения народа в субъект и источник власти, который определил процесс формирования европейских гражданских наций, как и наций Нового Света. Связанный с этой общей тенденцией культурный миф об органическом единстве народа и царя

Читать далее

Записка А.И. Спиридовича. / Политический архив XX века. Охрана и антисемитизм в дореволюционной России

Политический архив XX века. Охрана и антисемитизм в дореволюционной России

Автор: А. И. Спиридович
Автор публикуемой ниже записки А. И. Спиридович был одним из выдающихся жандармских офицеров царствования Николая II. Родившись в провинциальной дворянской семье в 1873 г., он воспитывался в Аракчеевском кадетском корпусе в Нижнем Новгороде и в Павловском военном училище в Петербурге. Семь лет прослужил он в 105-м Оренбургском пехотном полку и еще два – в Московском жандармском управлении, а затем в январе 1902 г. С. В. Зубатов взял его к себе в Московское охранное отделение. Зубатов ему симпатизировал (и стал крестным дочери Спиридовича Ксении), а вскоре дал важное назначение 1 .

В январе 1903 г. Спиридович получил должность начальника недавно образованного Киевского охранного отделения, где уже 13 мая 1903 г. добился крупного успеха, схватив грозного террориста Г. А. Гершуни, организатора убийств министра внутренних дел Д. С. Сипягина, а также харьковского и уфимского губернаторов И. М. Оболенского и Н. М. Богдановича. Поимка Гершуни принесла Спиридовичу большие почести, он получил, в частности, 22 поздравительных письма и телеграммы, был значительно повышен в чине с увеличением оклада на две тысячи рублей в год 2 . 30 апреля 1905 г., однако, на Спиридовича было произведено покушение: его ранил в Киеве Петр Руденко, бывший осведомитель. (Жена Спиридовича не выдержала потрясения и умерла.) 3

Карасев С.В. Император Пу И в советском плену

В ходе советско-японской войны 1945 г. в советском плену оказалась не одна сотня тысяч японских военнопленных, среди которых были император и правительство Маньчжоу-Го, государства, искусственно созданного Японией, чтобы иметь плацдарм для боевых действий против Китая и подготовки крупной военной группировки к войне с Советским Союзом.

Последний император маньчжурской династии Цин – Айсиньцзюэло (по-маньчжурски Айсин Гиро – “золотой род”) родился 7 февраля 1906 г., а в 1908 г. возведен на престол. В результате революции 1911 г. Пу И 12 февраля 1912 г. отрекся от престола. Власть перешла к президенту Юань Шикаю. Прожив 13 лет в “льготных условиях”, Пу И в 1924 г. был изгнан республиканской армией. В 1932 г. он становится верховным правителем Маньчжоу-Го. 19 августа 1945 г. – последний день правления последнего императора Китая.
korea

Ким Чжон Хон. Японо-китайская война 1894 – 1895 гг. и судьба Кореи

Исследование причин японо-китайской войны 1894 – 1895 гг. и ее результатов имеет важное значение для Кореи. Во-первых, оно расширяет понимание международной обстановки на Дальнем Востоке в конце XIX – начале XX в. и места в ней Кореи. В то время Корея сама не могла защищать свой суверенитет, а Китай не хотел терять свой сюзеренитет над Кореей. Япония, в которой тогда началось развитие капиталистических отношений, пыталась вытеснить Китай из Кореи. Во-вторых, эта война была началом изменения отношений между Кореей, Китаем и Японией. В-третьих, вслед за победой Японии в войне последовало крушение корейского государства. Читать далее

Чеботарева В.Г. Сталин и партийно-советские национальные кадры

“Раздавить гидру национализма…” 1930-е годы вошли в историю России как время массовых депортаций: изгнания из мест традиционного проживания сотен тысяч русских, украинских, немецких крестьян, казаков и других национальных меньшинств под предлогом раскулачивания. Но еще раньше, в начале 1920-х годов, партийное руководство страны проводило политику преследования национальной элиты. В союзных и автономных республиках в среде партийных и советских работников, научной и художественной интеллигенции возникли группировки, которые сопротивлялись официальному курсу на централизацию в национально-государственном строительстве, протестовали против диктата Политбюро ЦК ВКП(б), СНК РСФСР и центральных ведомств.

Читать далее

Дронов И.Е. Князь Владимир Петрович Мещерский

Владимир Петрович Мещерский родился 14 января 1839 г. в Санкт-Петербурге, а 4 февраля того же года младенца крестили в столичной Пантелеймоновской церкви. Восприемницей была родная бабка новорожденного – Екатерина Андреевна Карамзина (вдова знаменитого историографа) 1 .

Род князей Мещерских уходит своими корнями в ХШ век. Родоначальником Мещерских считается выходец из Большой Орды татарский князь Беклемиш (в крещении- Михаиле Бахметович), владевший Мещерским краем в начале XIV в. Древний и многочисленный, род Мещерских тем не менее не оставил на скрижалях русской истории заметного следа. Его представители ничем особо не отличались ни на полях сражений, ни на гражданской службе, ни на ниве изящных искусств. Пожалуй, наибольшую память по себе оставил “сын роскоши, прохлад и нег” А. И. Мещерский, и то лишь благодаря тому, что его смерть дала повод Гавриле Державину написать великолепное стихотворение “На смерть князя Мещерского”.

Можно отметить также П. С. Мещерского (двоюродного деда Владимира), который в 1817-1833 гг. занимал пост оберпрокурора Св. Синода, однако долголетнее его прокурорство явилось, по отзывам современников, периодом полнейшего застоя в делах, что было, по-видимому, следствие фамильной черты Мещерских: склонности к “прохладам” и “неге”.

Леонтьев Я.В. Механизм фабрикации следственных дел “Всесоюзного центра” в 1937 г.

Идеологическое обоснование “Большого террора” 1937 – 1938 гг. дал февральско-мартовский Пленум ЦК ВКП(б). Главные враги советского государства были названы в основном докладе И. В. Сталина “О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников”, прозвучавшем 3 марта 1937 г., и в его заключительном слове 5 марта. Резолюцией, принятой 3 марта по докладу Н. И. Ежова “Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов”, были одобрены “мероприятия ЦК ВКП(б) по разгрому антисоветской, диверсионно-вредительской шпионской и террористической банды троцкистов и иных двурушников”. Читать далее

Кетола Э. Революция 1917 года и обретение Финляндией независимости: два взгляда на проблему

Отвоевав у Швеции Финляндию, Александр I дал ей в 1808 г. статус
Великого княжества и поставил во главе генерал-губернатора, который был
высшим должностным лицом и командующим русскими оккупационными вой-
сками. После сессии 1809 г. в Борго (Порво), где царь обещал сохранить
конституционные права и привилегии, Сейм вновь был созван лишь в 1863 г.
Александром II после июльского восстания. Чтобы оторвать Финляндию от
шведского духовного влияния, в ней поддерживали положение финского языка
как национального. С консолидацией финского националистического течения в
1880 гг. Петербург увидел у своих врат Великое княжество с собственными
государственными символами: деньгами, почтовыми марками, законами,
языком, со своей культурой, отличной от русской, с более высоким
благосостоянием. Читать далее

Игнатьев А.В. [Рец. на кн.:] Россия и США: дипломатические отношения. 1900-1917.

Международный фонд “Демократия”. 1999. 856 с.

Корпус опубликованных источников по истории России XX в. пополнился новым изданием, посвященным внешнеполитической проблематике. Оно включает в себя период, лишь отчасти охваченный предыдущими публикациями, и касается сравнительно менее изученных российско-американских отношений.

В проекте Международного фонда “Демократия” и Гуверовского института революции, войны и мира “Россия. XX век. Документы” рецензируемое издание занимает особое место. Предполагается издание восьмитомной серии документов по истории российско-американских отношений с 1900 по 1991 год. Заметим, что в начале XX века значение США в мире было значительно меньше современного, и если они и выступали в роли великой державы, то лишь регионального масштаба. Читать далее

Коротеева Н.Н. Аптечное дело в России в XVIII – начале XX в.

Изучение исторического развития фармации в России невозможно без рассмотрения вопроса о ее законодательной базе. До настоящего момента этот вопрос отдельно не рассматривался, а являлся частью российского медицинского законодательства.

Первым законом, положившим начало фармацевтической правовой базе, стал Указ Петра I от 22 ноября 1701 г. “О заведении в Москве вновь осьми аптек с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о введении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок”1. Указ преследовал цель – создать благоприятные условия для будущих владельцев аптек: устранить конкурентную торговлю лекарствами за пределами аптек и ввести аптечную монополию на количество аптек, что гарантировало их владельцам высокий доход. Петровская монополия призвана была служить стимулом роста городской аптечной сети. Читать далее

Бакланова И.С. Осмысление русской эмиграцией исторического опыта гражданской войны

Для участников белого движения, анализировавших в эмиграции причины своего поражения, вопрос о взаимоотношениях с союзниками по Антанте являлся одним из самых болезненных и дискуссионных в проблематике гражданской войны.

В литературе русского зарубежья имеются многочисленные свидетельства того, что поддержка со стороны ведущих западных держав была белому делу жизненно необходима. Историк С. П. Мельгунов, соглашаясь в этом с генералом Н. Н. Головиным, писал, что “без помощи со стороны бывших союзников России техническим снабжением белых армий, последние, несмотря на весь их героизм, стояли бы перед неминуемой гибелью”. Также и Г. К. Гинс в числе главных условий, от которых зависел успех белого дела, назвал помощь стран Антанты. Вообще, по его мнению, взаимоотношения с союзниками являлись “одним из основных факторов трагической истории адмирала Колчака”1.

Мамаев А.В. Кризис муниципальных финансов в России в 1917 г.

В конце XIX – начале XX в. в российском обществе происходили глубокие качественные изменения. В 1864 и 1870 гг. были проведены земская и городская реформы, создававшие автономную от государства систему местного самоуправления; они предоставляли, пусть и крайне незначительному числу населения, право участвовать в решении определенного круга проблем, имевших местное значение. В последующие десятилетия, несмотря на некоторые ограничения, идеи самоуправления получили дальнейшее развитие.

Накануне революции проявлялось противоречие между общественными ожиданиями в отношении самоуправления, стремлением значительно расширить сферу его компетенции и теми реальными возможностями, которыми располагали муниципалитеты, а также нежеланием правящих кругов поступаться властными полномочиями; Читать далее

Хоу С. Запад и все остальные

В настоящее время имперская история переживает подъем, она динамична, разнообразна и даже модна. Основываются новые журналы, множатся конференции и дискуссионные группы в Интернете наряду с популярными книгами и документальными фильмами, а также с более тяжеловесной академической продукцией. Поражает как разнообразие, так и сам объем работы, проводящейся по этой теме. Особенно это очевидно в Северной Америке, где поворот к имперской истории широко рассматривается как способ избежать институционального упадка и маргинализации британских исследований (и не только британских, но и истории других европейских стран, обладавших империями) (1). Все это замечательным образом меняет направление казавшихся незыблемыми долговременных тенденций. Читать далее

Богуславский А.Р. Первые переговоры ГДР-ФРГ в 1970 г.

Переговоры в Эрфурте и Касселе в марте и мае 1970 г. были не только вехой во взаимоотношениях между ГДР и ФРГ, но и серьезным испытанием для правящей партии восточных немцев – СЕПГ. В ГДР, стране “реального социализма”, где фактическая власть была сконцентрирована в руках политбюро ЦК СЕПГ, инициатива о начале переговоров была выдвинута первым секретарем восточногерманской партии В. Ульбрихтом еще до победы В. Брандта на октябрьских выборах 1969 г. в ФРГ, однако проведение ее в жизнь вызвало большие разногласия в верхах в Восточной Германии. Центральный для внешней политики ГДР вопрос об установлении отношений с ФРГ использовали в качестве орудия борьбы между собой за власть в Восточном Берлине Ульбрихт и его “наследник” Э. Хонекер; постоянное давление из Москвы оказывал ЦК КПСС во главе с Л. И. Брежневым.

Читать далее

Долгилевич Р.В. Вилли Брандт и западноберлинский вопрос. 1958-1964 гг.

Среди работ российских и германских историков по западноберлинскому вопросу (1) имеется ряд специальных трудов о втором берлинском кризисе 1958- 1962 годов (2). В них широко освещены позиции СССР, трех западных держав, ГДР и ФРГ, в несколько меньшей мере – сената и правящего бургомистра Западного Берлина В. Брандта, хотя личности последнего посвящена многочисленная литература, изданная в различных странах.
В 1966 – 1969 гг. Вилли Брандт был вице-канцлером и министром иностранных дел в коалиционном правительстве ХДС/ХСС-СДПГ (3), в 1969- 1974 гг. – федеральным канцлером ФРГ. С его именем связано улучшение советско-западногерманских отношений и заключение 12 августа 1970 г. Московского договора между СССР и ФРГ, позволившего подвести черту под итогами второй мировой войны.
Восхождение Брандта на политической Олимп началось в 1957 – 1966 гг., когда он являлся правящим бургомистром Западного Берлина. На этот период пришелся второй берлинский кризис, разразившийся после того, как СССР 27 ноября 1958 г. в полуультимативной форме предложил превратить Западный Берлин в демилитаризованный вольный город (4).